библиотека для детей Ларец сказок

История принцессы Розетты

Жили-были однажды король с королевой, и было у них три дочери. Две старшие девочки, которых звали Оранжина и Руссетта, были близнецами. Отец с матерью в них души не чаяли: во-первых, они считали их красавицами, во-вторых — умницами, а в третьих, они были ужасно похожи на родителей. Родители, к примеру, были не очень-то добрыми, а Оранжина с Руссеттой — просто-таки злюками, вот какое удивительное сходство! Ну как же их было за это не любить!?

Имелась, правда, еще и третья принцесса, на три года младше своих сестер, и звали ее Розеттой. Она была и пригожей, и обходительной, лицом приглядна и душой приветлива. Крестной матерью ее при рождении стала не кто-нибудь, а Очень Важная фея, и это возбуждало в Оранжине и Руссетте ужасную зависть, потому что им в свое время никаких фей не досталось. Король с королевой попытались пособить делу как могли: через несколько дней после рождения Розетты они отправили ее в деревню и поручили там кормилице, очень славной крестьянке. Вдали от дворца Розетта и прожила вполне счастливо до пятнадцати лет, и за все это время папа с мамой ни разу не заехали ее навестить — видно, недосуг было да дела государственные мешали. Но они ее все же не забывали — каждый год посылали немножко денег на хлеб да на платьишки и исправно осведомлялись о здоровье. Правда, к себе дочку не приглашали и воспитанием ее вовсе не занимались. Розетта так бы и выросла кулемой да невеждой, если бы Очень Важная фея не посылала ей тайком лучших учителей и не снабжала приличной одеждой, игрушками да книжками. Под присмотром учителей Розетта выучилась читать, писать, считать и трудиться. А научившись трудиться, она довольно скоро стала хорошей музыкантшей, а потом художницей, а заодно освоила и иностранные языки, что, как вы понимаете, крайне помогает жить. В общем, вышла из нее самая прелестная, самая обворожительная, самая умная принцесса, какая только может быть на белом свете. При этом Розетта всегда слушалась кормилицу и, конечно, крестную. Поэтому ее никогда не ругали, а она никогда не обижалась на мать и отца, которых она попросту не знала. И ее никогда не разбирала охота жить в каком-нибудь другом месте, а не на ферме, где было так привольно и спокойно.

Однажды, когда Розетта сидела на лавочке перед домом и зубрила иностранные слова, разыскал ее придворный лакей в ливрее и треугольной шляпе. Собственно говоря, он приблизился и спросил, не может ли она отвести его к принцессе Розетте.

— Конечно, могу, — ответила Розетта, — идти недалеко, принцесса Розетта — это я.

— В таком случае, принцесса, — и лакей почтительно снял шляпу, — соблаговолите принять вот это письмо, его мне поручил вам передать ваш батюшка, король.

Розетта взяла письмо, надорвала конверт и прочла следующее:

«Розетта, Вашим сестрам исполнилось по восемнадцать лет, теперь они — девушки на выданье. Я пригласил принцев и принцесс из всех королевств на свете приехать к нам и принять участие в празднествах, которые я устраиваю, чтобы найти женихов для ваших сестер. Вам уже пятнадцать, и этот возраст дает Вам право тоже появиться на празднествах. Вы можете приехать и провести во дворце три дня. Через неделю я пришлю за Вами провожатых. Денег на обновки я Вам выслать не могу, мне пришлось порядком потратиться на Ваших сестер. Впрочем, на Вас все равно никто не будет смотреть, а поэтому оденьтесь, как Вам заблагорассудиться.

Ваш отец, король».

Розетта опрометью бросилась к кормилице и дала ей прочесть письмо.

— Ну, ты, небось, рада, что поедешь на праздник? — спросила кормилица.

— Ой, знаешь, я безумно рада! Во-первых, там можно повеселиться, во-вторых, я познакомлюсь с отцом и матерью, в-третьих, полюбуюсь на своих сестриц. А в-четвертых, я после этого опять вернусь сюда и познакомлюсь с тобой как бы заново!

— Это все очень мило, — сказала кормилица, покачивая головой, — а в каком же платье ты явишься ко двору, бедное мое дитя?

— В белом полотняном платье, которое я надеваю по воскресеньям, дорогая кормилица!

— Бедная моя малышка, это платье очень хорошо носить в деревне, но оно будет выглядеть совсем бедно в глазах королей и принцев.

— Ну и подумаешь! Мой отец и сам говорит, что на меня никто не собирается смотреть. А это очень удобно: я все увижу, а меня не увидит никто.

Кормилица вздохнула, ничего не ответила и принялась штопать, стирать и гладить единственное приличное платье Розетты. За день до приезда королевских посланцев кормилица позвала Розетту и сказала:

— Вот тебе, милая девочка, платье для королевского бала. Береги его, другого у тебя нет, а там его тебе никто не выстирает и не отгладит.

— Спасибо тебе, кормилица! Не беспокойся, я буду его очень беречь.

Кормилица уложила в небольшой чемоданчик платье, белую юбку, бумажные чулки, башмачки из черной кожи и маленький букетик полевых цветов, который Розетта должна была приколоть себе в волосы. В тот момент, когда она закрывала крышку чемоданчика, окно с силой распахнулось и в комнате появилась Очень Важная фея.

— Ты, я слышала, собираешься ко дворцу короля, милая Розетта?

— Да, дорогая крестная, на целых три дня.

— И какие же туалеты ты припасла на эти три дня?

— О, у меня все в порядке. Вот посмотрите.

И она показала на не закрытый еще чемоданчик. Фея загадочно улыбнулась, извлекла из кармана небольшой флакончик и сказала:

— Я хочу, чтобы моя Розетта произвела фурор своими туалетами. А то, что здесь лежит, ее совершенно недостойно.

Она открыла флакон и уронила капельку духов на белое платье. Платье тут же стало желтым, старым и грязным, измятым и ветхим, материя стала напоминать ветошь, идущую на половые тряпки. Другая капля духов упала на чулки, и они из белых стали грязно-синими. Третья капля упала на букет и он стал куриным крылышком для смахивания пыли, а вполне еще приличные черные туфли стали топорными огородными чеботам.

— Вот теперь совсем другое дело, — удовлетворенно сказала фея. — Во всем этом появиться при дворе будет совсем не стыдно. А чтобы довести дело до конца, вот тебе ожерелье на шею, наколка в прическу и пара браслетов на запястья.

Сказав это, она вынула из кармана и положила в чемоданчик ожерелье из лесных орешков, наколку из можжевеловых ягод и браслеты из сухой фасоли.

Потом она чмокнула ошеломленную Розетту в лоб и исчезла.

Розетта и кормилица в недоумении переглянулись. Кормилица, придя в себя, разразилась рыданиями.

— Подумать только, а я так старалась из-за этого несчастного платья! Вместо него, значит, можно было просто накинуть на плечи половую тряпку! Ах, Розетта, бедная моя Розетта, не ездите вы на этот праздник скажитесь-ка лучше больной!

— Ну уж нет, — ответила Розетта, — этим я бы очень подвела свою крестную. Я непременно поеду и надену на себя все, что мне оставлено.

И Розетта перестала обращать внимание на свой туалет. Она улеглась спать и спала совершенно спокойно.

На следующее утро, едва она убрала волосы и оделась, за ней прикатила королевская карета. Она расцеловала кормилицу, закинула чемоданчик на запятки и была такова.

Розетта при дворе короля, своего отца. День первый

Дорога продлилась всего два часа, потому что королевский дворец находился всего в шести верстах от усадьбы, где жила Розетта.

Когда Розетта добралась до места, она нимало была удивлена, увидев, что карета въехала в маленький грязный двор; ее встретил паж.

— Добро пожаловать, принцесса, я уполномочен проводить вас в ваши апартаменты.

— Не могу ли я для начала приветствовать королеву? — робко спросила Розетта.

— Принцесса, вы увидите королеву через два часа, когда всех пригласят к обеду. А пока что вы можете заняться вашим туалетом.
Розетта последовала за пажом; тот повел ее длинным-предлинным коридором, в конце которого виднелась лестница. Она долго поднималась по крутым ступенькам, а потом попала в другой коридор, в котором, собственно говоря, и находилась предназначенная ей комната. Это была маленькая комнатка в мансарде, в которой почти не было мебели. Королева, похоже, отвела Розетте комнату служанки. Паж поставил чемоданчик Розетты в угол и сказал ей сконфуженно:

— Соблаговолите извинить меня, принцесса, что я привел вас в эту грязную комнату, явно недостойную вас. Королева во все приличные апартаменты поместила иноземных королей и королев, приглашенных на празднества. Больше у нее в распоряжении ничего не осталось, и вот...

— Прекрасная комната, просто прекрасная, — с улыбкой прервала его Розетта. — У меня нет ровно никаких жалоб, мне здесь очень нравится.

— В положенный час я приду за вами, принцесса, чтобы проводить вас к Их Королевским Величествам.

— Я буду готова, — сказала Розетта, — до свидания, милый паж!

Розетта принялась разбирать чемодан. На сердце у нее было тяжело — со вздохом она вытащила свое грязное платье из ветоши, и все остальные вещи, и начала причесываться, поставив на стол кусок зеркала, валявшийся на полу в углу комнаты. Она проявила чудеса ловкости и очень удачно уложила свои красивые светлые волосы, приладила куриное крылышко и наколку из можжевеловых ягод, и все это стало выглядеть почти красиво. Когда же она обулась в свои чеботы и натянула платье из ветоши, то ужасно удивилась, увидев, что платье на ней из золотой парчи, расшито рубинами и выглядит сказочно прекрасным! А ее огородные чеботы превратились в миниатюрные бальные башмачки из белого сатина с пряжками из огромных прозрачных рубинов. Чулки стали шелковыми, тонкими, точно сотканными из паутинки. В ожерелье тоже темнели рубины, окруженные алмазными венчиками, а в браслетах сверкали бриллианты, да такие, каких никто ни при каком дворе не видывал. Розетта подбежала к зеркалу и увидела, что куриное крылышко обернулось великолепной гребенкой, а наколка из можжевеловых ягод стала карбункулом такой красоты и блеска, что надеть его осмелилась бы разве что фея.

Розетта, счастливая, восхищенная, прыгала как маленькая в тесной комнатушке и во весь голос благодарила свою добрую крестную. Оказалось, что та просто хотела испытать ее послушание, а испытав, так роскошном ее наградила.

Паж постучался в дверь, вошел и попятился назад, ослепленный красотой Розетты и богатством ее убора. Розетта последовала за ним. Он заставил ее спуститься по множеству лестниц, провел через бесчисленные покои, и, наконец, они вошли в анфиладу великолепных гостиных, где толпились короли, принцы и богато одетые дамы.

Все приостанавливались и оборачивались, с восхищением разглядывая Розетту, которая, смущаясь от того, что все на нее смотрят, не осмеливалась поднять глаза.

Паж, наконец, остановился и сказал Розетте:

— Принцесса, вот король и королева.

Она вскинула глаза и действительно увидела перед собой короля и королеву, которые смотрели на нее с комичным изумлением.

— Мадемуазель, — обратился к ней король, — благоволите назвать ваше имя! Вы, без сомнения, могущественная повелительница империи или высокопоставленная фея, не так ли? В таком случае ваш неожиданный визит для нас большая честь и счастье!

— Сир, — сказала Розетта, став на одно колено, — я вовсе не фея и не императрица, а ваша дочка Розетта, которую вы соблаговолили пригласить ко двору.

— Розетта! — вскричала королева. — Какой ужас! Розетта — в богатом платье, какого даже я не носила никогда! Позвольте спросить вас, мадемуазель, кто это пожаловал вам все эти прелестные вещицы?

— Это — подарки моей крестной, мадам, — скромно ответила Розетта. И после некоторого замешательства добавила: — Позвольте мне, мадам, поцеловать вашу руку, и познакомьте меня с моими сестрами.

Королева, поджав губы, протянула ей руку.

— Вот ваши сестры, милочка, — сказала она, указывая на Оранжину и Руссетту, что стояли справа и слева от нее.

Бедная Розетта, опечаленная холодным приемом со стороны отца и матери, обернулась к сестрам и хотела их обнять, но они отпрянули с неприязнью, боясь, как бы Розетта, обнимая их, не повредила белила да румяна, которыми они немилосердно намазались. Оранжина румянилась, чтобы замаскировать желтоватый цвет лица, а Руссетта белилась, чтобы скрыть красные пятна на щеках.

Но Розетта, которую сестры, можно сказать, оттолкнули, скоро оказалась окруженной целой толпой приглашенных на праздник дам и кавалеров. Поскольку она вела беседу учтиво и приветливо, и при этом на всех иностранных языках, какие только есть на земле, она легко очаровывала любого из гостей, который к ней приближался. Оранжина и Руссетта просто умирали от зависти. Король и королева тоже были в ярости, поскольку на Розетту перешло все внимание гостей. Сестры больше не были никому интересны. За столом юный король Шармант, владелец красивого и обширного королевства, которого Оранжина рассчитывала на себе женить, уселся рядом с Розеттой и в течение всего обеда разговаривал только с ней. После обеда Оранжина и Руссетта, чтобы хоть как-то привлечь к себе внимание, предложили спеть. Пели они очень хорошо, аккомпанируя себе на арфе.

Розетта, которая была девушкой доброй и желала, чтобы сестры ее полюбили, от души аплодировала их пению и хвалила их таланты. Но Оранжина, вместо того чтобы ответить на эти благородные чувства, решила, что устроит Розетте каверзу, если попросит спеть и ее. Розетта скромно отнекивалась, сестры решили, что она петь не умеет, и стали настаивать изо всех сил. Тут и королева решила, что неплохо бы посадить Розетту в калошу, и присоединилась к просьбам Руссетты и Оранжины, а в конце концов просто приказала Розетте петь. Тогда Розетта отвесила королеве низкий поклон.

— Я повинуюсь, — сказала она.

Девушка села к арфе. Движения ее были на редкость точны и изящны, сестры удивились и насторожились. Когда Розетта заиграла на арфе вступление, сестры хотели ее остановить, — они сразу увидели, что не годятся ей и в подметки. Но когда раздался ее красивый, мелодичный голос, когда она запела романс собственного сочинения о том, какое счастье быть добрым и любимым в своей семье, слушатели затрепетали от восхищения. Восторг был всеобщим, и сестры чуть не упали в обморок от злобы. Король Шармант был потрясен до глубины души. Он подошел к Розетте; в глазах его стояли слезы.

— Милая, восхитительная принцесса, — сказал он, — никогда еще в моих ушах не раздавалось более нежного голоса. Я был бы так счастлив послушать еще что-нибудь.

Розетта, давно уже отметившая, что сестры ревнуют, извинилась, сославшись на усталость. Однако король Шармант, бывший человеком умным и проницательным, понял истинную причину отказа Розетты и восхитился ею еще больше.

Королева, выведенная из себя успехом Розетты, рано закончила вечер, и все разошлись по своим спальням.

Розетта стала раздеваться. Она сняла платье и украшения и сложила все это в роскошный ларец черного дерева, который неизвестно откуда взялся в ее комнате. Только принцесса закрыла ларец, как он превратился в ее скромный деревянный чемоданчик, в котором она обнаружила свое платье из ветоши, куриное крылышко, можжевеловые ягоды, фасолины, огородные чеботы и синие чулки. Но Розетта ничуть не встревожилась, уверенная, что когда придет время, крестная все утроит как нужно. Правда, ее немного расстроили холодность родителей и зависть, проявленная сестрами. Но поскольку она познакомилась с ними совсем недавно, то эти неприятные впечатления тут же уплыли и заменились воспоминаниями о короле Шарманте, который был так обходителен и мил! Вспоминая Шарманта, она скоро уснула, и на следующее утро проснулась только к полудню.

Семейный совет

В то время как Розетту занимали мысли светлые и приятные, король с королевой и Оранжина с Руссеттой не находили себе места от злости. Все вчетвером они собрались в спальне королевы.
— Это ужасно, — говорили принцессы. Зачем нужно было приглашать эту мерзкую Розетту с ее ослепительными нарядами, на которые пялят глаза все короли и принцы. Вы что же, отец, пригласили ее специально, чтобы нас унизить?

— Клянусь вам, девочки, — оправдывался король, — я написал ей это письмо только на настоянию Очень Важной феи. Я и понятия не имел, что она так красива и что...

— Красива! — тут же перебили принцессы. — С чего это вы взяли, что она красива? Она уродлива и глупа, тут не может быть двух мнений. На нее все пялят глаза только благодаря ее туалету. Почему вы пожалели для нас ваши фамильные драгоценности, почему не выдали из кладовых самые красивые ткани? Это по вашей милости мы выглядим замарашками рядом с этой задавакой!

— Да где же мне взять камни такой красоты? В королевской сокровищнице нет ничего похожего. Это все ее крестная, она наверняка одолжила ей свои.

— А зачем вы вытребовали фею Розетте в крестные, в то время как у нас в крестных простые королевы?

— Ваш отец и не думал звать эту фею, — вмешалась королева. — Она явилась по собственной инициативе, без всякого приглашения. Явилась и сказала, что желает быть крестной матерью Розетты.

— Нам не нужно ссориться, — сказал король. — Нам нужно найти какой-нибудь способ, чтобы отделаться от Розетты и помешать королю Шарманту расточать ей комплименты.

— Нет ничего легче, — ответила королева. — Завтра я велю сорвать с нее все ее побрякушки. Я сама сдеру с нее это отвратительное, безвкусное платье. А моим слугам я велю отвезти ее обратно на ферму и больше никогда не впускать во дворец.

Но едва она закончила свои слова, как в комнате появилась Очень Важная фея, и вид у нее был сердитый, даже грозный.

— Если вы хоть пальцем дотронетесь до Розетты, — сказала фея звучным голосом, — если вы откажите ей в приюте, и если вы не допустите ее хотя бы на один из ваших праздников, то мой гнев поразит вас. Вы, недостойный король, и вы, бессердечная королева, будете превращены в жаб, а вы, две отвратительные девчонки, станете гадюками. Так что советую вам быть посмирнее.

И, сказав эти слова, она исчезла.

Король с королевой и обе принцессы были страшно напуганы. Они разошлись по своим спальням, не осмеливаясь произнести ни слова, но чуть не лопались при этом от ярости. Принцессы спали плохо, а наутро еще больше разозлились, когда увидели, что под глазами у них мешки, а лица перекошены; видно, зависть не давала им покоя даже во сне. Напрасно они накладывали на лица: белила и румяна, напрасно колотили своих горничных — красивее они все равно не стали. Король и королева терзались не меньше, чем их дочери, но утихомирить их злобу было решительно нечем.

День второй

Толстая служанка принесла Розетте хлеба и молока! и предложила помочь одеться. Розетта не очень-то хотела демонстрировать перед служанкой превращения, которые происходили с ее нарядом, а поэтому поблагодарила и сказала, что она привыкла одеваться и причесываться сама.

Розетта начала свой туалет — хорошенько умылась, расчесала и уложила волосы. Потом поискала вчерашний великолепный гребень с карбункулом. Но в комнате по-прежнему стоял только ее деревянный чемоданчик и на нем лежала записка. Розетта взяла ее и прочла;

«Розетта, все ваши вещи у вас дома. Надевайте, как и вчера, ту одежду, что вы привезли с фермы».

Розетта не стала долго раздумывать — она знала, что фея не даст ее в обиду. Она приладила в волосы куриное крылышко — правда, немного иначе, чем накануне. Так же она поступила с наколкой из можжевеловых ягод. Потом надела свое платьишко, чеботы, ожерелье из лесных орешков и фасолевые браслеты, после чего решила глянуть на себя в зеркало. Но тут она была опять поражена, потому что в зеркале увидела, что облачена в богатый костюм для верховой езды — в небесно-голубую амазонку с пуговицами из крупных, как грецкие орехи, жемчужин. Подол юбки был оторочен витым шнуром с нанизанными на него жемчужинами поменьше, величиной с лесной орех. На голове у нее красовалась маленькая шапочка из того же небесно-голубого бархата, украшенная ослепительно-белым пером. Вуаль шляпки спадала до самой талии и была приколота жемчужиной; невиданной величины и красоты. Из голубого бархата были и сапожки, расшитые золотыми нитями с жемчужным бисером. Браслеты и ожерелье — тоже из жемчужин, таких отборных и чистых, что каждая из них вполне стоила всего королевского дворца.

Она хотела уже открыть дверь, чтобы следовать за пажом, который стучался с той стороны, но в это время чей-то голос сказал ей на ухо:

— Розетта, садитесь только на ту лошадь, которую подведет к вам король Шармант.

Она поспешно обернулась, но никого не увидела и поняла, что предупреждение это наверняка исходит от феи.

— Спасибо, дорогая крестная, — вполголоса ответила Розетта.

Она почувствовала, как ее нежно поцеловали в щеку, и улыбнулась благодарно и счастливо.

Паж проводил ее, как и накануне, в гостинные покои, где она произвела еще большее впечатление, чем накануне. Ее облик, нежный и приветливый, красота лица, элегантная шляпка и очаровательный костюм притягивали все взгляды и сердца. Король Шармант, поджидавший Розетту, вышел вперед, предложил ей руку и подвел ее к королю с королевой, которые поздоровались с ней еще более холодно, чем вчера. Оранжина и Руссетта чуть не умерли с досады, увидев новый наряд Розетты, и не захотели даже сказать ей «здравствуй».

Розетта несколько опешила от такого приема. Король Шармант, видя ее замешательство, приблизился и попросил позволения быть ее кавалером во время лесной охоты.

— Это доставит мне громадное удовольствие, сир, — ответила Розетта, которая не умела скрывать своих чувств.

— Мне кажется, — сказал король Шармант, — что я ваш брат, такую привязанность к вам я чувствую, милая принцесса. Позвольте же мне не отходить от вас и защищать вас, если вам станет угрожать какая-нибудь опасность.

— Для меня честь и счастье быть в обществе короля, столь достойного того имени, которое он носит.

Король Шармант — а это означает Восхитительный — был в восторге от ее ответа, и, несмотря на досадливые ужимки Оранжины и Руссетты, на все их усилия увлечь его с собой, он так больше и не отошел от Розетты,

После завтрака все спустились в парадный двор, где были поданы верховые лошади. Какой-то паж подвел к Розетте красивого вороного жеребца, которого с трудом удерживали два конюха и который выглядел норовистым и злым.

— Вы не должны садиться на эту лошадь, принцесса, — сказал король Шармант, — она вас погубит. Приведите-ка другого коня, — добавил он, повернувшись к пажу.

— Король и королева ясно распорядились, чтобы принцесса не садилась ни на какого другого коня, кроме этого, — возразил паж.

— Дорогая принцесса, соблаговолите минутку подождать, я приведу вам лошадь, достойную нести столь бесценный груз. Только прошу вас, не вздумайте сесть на эту.

— Я буду вас ждать, сир, — сказала Розетта с милой улыбкой.

Через несколько мгновений король Шармант появился снова, ведя на поводу прекрасную, белую, как снег, лошадь. Седло у нее было обтянуто голубым бархатом и расшито жемчугами, а уздечка украшена золотом и мелкими жемчужинами. Когда Розетта собралась сесть на нее, лошадь подогнула колени, и выпрямилась только тогда, когда Розетта была в седле.

Король Шармант проворно запрыгнул на свою рыжую кобылку и пристроился к белому коню Розетты!

Король, королева и обе принцессы все это прекрасно видели. Они побледнели от досады, но предпринять ничего не осмелились — уж очень они боялись превратиться в жаб и гадюк.

Король дал сигнал к отправлению. У каждой дамы был кавалер. Оранжине и Руссетте пришлось довольствоваться двумя худородными принцами; понятно, что они не были ни столь видными, ни столь обаятельными, как король Шармант. От этого сестры выглядели необычайно надуто, и принцы тут же поклялись, что лучше останутся на всю жизнь холостяками, чем женятся на столь малоприятных особах.

Вместо того чтобы следовать за кавалькадой охотников, король Шармант и Розетта остались в аллеях парка, примыкавшего к лесу. Они беседовали и рассказывала друг другу о своей жизни.

— Одного не понимаю, — сказал Шармант, — если король, ваш батюшка, не пожелал вас видеть столько лет, то как же он решил вам дать драгоценности короны, эти удивительные украшения, достойные феи.

— Драгоценностями я и в самом деле обязана только доброте моей крестной, — ответила Розетта.

И она рассказала королю, как воспитывалась на деревенской ферме, как благодаря Очень Важной фее она научилась всему, что теперь знала и умела, и как благодаря заботам феи она все эти годы ни в чем не испытывала недостатка.

Шармант слушал ее с нескрываемым интересом и нежным участием.

Он, в свою очередь, рассказал ей, что в семилетием возрасте остался сиротой, что его образованием руководила фея Осмотрительности, и именно она послала его на празднества, устроенные отцом Розетты, сказав, что на этих празднествах он найдет себе идеальную супругу, которую так давно искал.

— Я и в самом деле полагаю, дорогая Розетта, что в вас нашел ту совершенную женщину, о которой мне говорила моя фея. Удостойте же меня чести соединить вашу жизнь с моей и позвольте попросить у Их Величеств вашей руки.

— Прежде чем ответить вам, дорогой мой принц, мне нужно запастись позволением моей крестной. Но поверьте мне, я была бы бесконечно рада такому спутнику жизни, как вы.

Утро для Розетты и короля Шарманта прошло наиприятнейшим образом. А когда оно кончилось, Розетта и Шармант вернулись во дворец, чтобы переодеться к обеду.

Розетта вскарабкалась к себе в мансарду. Войдя в комнатку, она увидела красивый сундучок из розового дерева. Крышка была откинута, внутри ничего не было. Она разделась; вещи, по мере того, как она снимала их с себя, сами укладывались в сундучок и располагались там в образцовом порядке. Когда сундучок наполнился, крышка захлопнулась сама собой, и в тот же миг сундучок обернулся ее стареньким чемоданчиком. Она переделала себе прическу, потом снова оделась в свое рубище, взглянула в осколок зеркала — и не могла сдержать возгласа восхищения. На ней было газовое платье — такое легкое, тонкое и ажурное, что казалось сшитым из крыльев бабочек. Оно было усеяно маленькими алмазиками, вспыхивавшими словно крохотные искры. Подол, корсаж и талия были отделаны каймой с алмазами средней величины, сиявшими как звездочки. Волосы были наполовину прикрыты сеткой, сверкавшей алмазной крошкой, а кромку сетки оттягивали овальные алмазные подвески, ниспадавшие на шею; каждый алмаз был величиной со сливу и стоил целого королевства. Ожерелье и браслеты тоже были из алмазов, таких крупных и блестящих, что при пристальном взгляде на них становилось больно глазам.

Розетта опять прошептала «спасибо», и опять кто-то невидимый нежно коснулся губами ее щеки.

Она последовала за пажом и скоро оказалась в гостинных покоях. Король Шармант ждал ее у дверей. Он предложил ей руку и проводил до салона, в котором были король с королевой. Розетта подошла и почтительно с ними поздоровалась. Шармант, как и утром, не отходил ни на шаг от Розетты. Он стал свидетелем и восхищения, которое Розетта внушала всем гостям, и досады, которую ее сестры даже не считали нужным скрывать. Розетта была очень опечалена тем, что у отца с матерью и у сестер она вызывает только ненависть. Шармант заметал ее печаль, спросил о причине — она не таясь, ему ответила.

— Когда же, Розетта, вы разрешите мне просить у короля вашей руки? Знайте, в моем королевстве вы будете окружены всеобщей любовью, а более всех остальных вас буду любить я.

— Подождите до завтра, сир. Завтра я сообщу вам ответ — я намерена спросить совета у крестной.

Гостей пригласили к обеду. Шармант сел рядом с Розеттой, и они принялись мило болтать о том и о сем.

Когда обед подошел к концу, король распорядился, чтобы тут же начинали бал. Оранжина и Руссетта, которые уже десять лет брали уроки танцев, танцевали очень хорошо, и им не хватало разве что изящества. Они знали, что Розетта никогда раньше не бывала ни на празднествах, ни на балах, и с издевкой попросили ее показать свое искусство. Скромная Розетта отнекивалась, как могла, — ей не хотелось быть центром всеобщего внимания и ловить на себе десятки чужих взглядов! Но чем больше она отказывалась, тем неотвязнее становились сестры, надеявшиеся, что если Розетта пойдет танцевать, то дело кончится конфузом. Тут вмешалась королева и положила конец спору — она властно приказала Розетте станцевать тот же танец.

Розетте пришлось повиноваться; Шармант, видя, что она в затруднении, сказал:

— Я буду вашим кавалером, дорогая Розетта; если окажется, что вы не знаете какой-нибудь фигуры, ничего страшного — выждите, я исполню ее один.

— Спасибо, Ваше Величество, за доброту. С радостью избираю вас своим кавалером и надеюсь, что не заставлю вас краснеть.

Розетта и Шармант начали свой танец. Никто из присутствующих никогда не видел более грациозной, более живой, более легкой на ногу пары. Гости смотрели на них со все возрастающим восхищением. Розетта танцевала настолько лучше Оранжины и Руссетты, что обе принцессы кусали губы от досады и чуть не бросились на Розетту, чуть не надавали ей пощечин, чуть не сорвали с нее алмазы. Король и королева, правда, не теряли дочерей из виду, поняли их намерения, вовремя остановили и стали шептать им на ухо:

— Не забывайте об Очень Важной фее, дочки! Наберитесь терпения, завтра все устроится!

Когда танец закончился, со всех сторон раздались аплодисменты, и все стали настойчиво кричать: «Бис, бис!» Поскольку Розетта и Шармант совсем не устали, они не заставили себя просить и станцевали еще один танец, оказавшийся даже изящнее и грациознее предыдущего. Вот тут Оранжина и Руссетта не выдержали. Они упали в обоморок от душившей их злобы, и их вынесли из зала. Лица обеих девушек были так искажены злобой и завистью, что на них не осталось и следа красоты. Никто о них не сожалел, потому что все поняли, как они мелочны и злы. Зато аплодисменты и восторги в адрес Розетты стали совершенно неистовыми, и пришлось ей спасаться в саду, куда за ней последовал и король Шармант. Весь остаток вечера они прогуливались по дорожкам и строили планы на будущее, так как надеялись, что Очень Важная фея все-таки позволит Розетте выйти замуж за короля Шарманта. Алмазы Розетты распространяли вокруг такое сияние, что тысячами звездочек осветились и аллеи, по которым они проходили, и беседки, в которых они присаживались отдохнуть.

Но вечер заканчивался, нужно было прощаться.

— До завтра! — сказал Шармант. — Надеюсь, что с завтрашнего дня мы больше не будем расставаться.

Розетта поднялась к себе в комнату; как только она разделась, ее богатый убор сам разместился в ларце, еще более роскошном, чем два предыдущих, — он был вырезан из слоновой кости и украшен гвоздиками со шляпками из бирюзы. Юркнув под одеяло, Розетта потушила свечу и тихо прошептала:

— Дорогая крестная, что же мне ответить завтра королю Шарманту? Подскажите мне ответ, милая крестная! Как вы скажете, так я и сделаю.

— Скажите ему «да», милая Розетта, — ответил нежный голос феи. — Ведь я сама и задумала этот брак, а чтобы познакомить вас с королем Шармантом, я заставила вашего отца пригласить вас на празднества.

Розетта поблагодарила фею, почувствовала на щеках два поцелуя своей доброй покровительницы и уснула крепко и спокойно.

День третий, последний

В то самое время, когда Розетта мирно спала, король, королева, Оранжина и Руссетта, не находя себе места от возмущения, бранились, обвиняли во всем друг дружку, удивлялись успеху Розетты и считали, что они глубоко и несправедливо обижены. У них осталась последняя надежда. На завтра были назначены гонки на колесницах. Каждой колесницей, запряженной парой лошадей, должна была управлять какая-нибудь дама. И они решили, что дадут Розетте высокую и неустойчивую колесницу, а запрягут в нее двух молодых лошадей, брыкливых и необъезженных.
— Вряд ли у короля Шарманта найдется запасная колесница с парой впряженных в нее лошадей, — сказала королева. — Недавно он дал ей свою верховую, однако не думаю, что он захватил с собой еще и снаряженную колесницу.

Отрадная мысль, что назавтра Розетта может быть убита или тяжело ранена, или изувечена, восстановила мир между четырьмя членами этой зловредной семейки! Они тоже отправились спать, прикидывая, какие еще могут найтись способы, чтобы отделаться от Розетты — на тот, конечно, случай, если гонка на колесницах не даст нужного результата.

Думая над всем этим, Оранжина и Руссетта почти не спали, и наутро обе они были страшны, как смертный грех.

Розетта же, у которой совесть была спокойна, а сердце полно радости, мирно отдыхала всю ночь. Накануне она очень устала и утром немного заспалась.

Когда она проснулась, у нее едва оставалось время, чтобы проделать утренний туалет. Толстая девчонка-скотница принесла ей кружку молока и ломоть черного хлеба. Таковы были распоряжения королевы — она хотела, чтобы с Розеттой обращались, словно со служанкой. Розетта не стала капризничать — она с аппетитом пожевала хлеба, запила его молочком и начала причесываться.

Ларец из слоновой кости исчез, поэтому ей пришлось, как и в предыдущие дни, напялить платье из ветоши, приладить куриное крылышко и все остальное, после чего она заглянула в осколок зеркала.

На ней был костюм наездницы из золотистого сатина, вышитый спереди и отороченный внизу сапфирами и изумрудами. Голову украшала шляпка из белого бархата с пучком разноцветных перьев всевозможных экзотических птиц, схваченным сапфиром, величиной с голубиное яйцо. На шее, на цепочке отборных сапфиров висели маленькие часики с циферблатом из опала и корпусом из выдолбленного сапфира, защищенные алмазным стеклышком. Часы исправно тикали, не отставали, не забегали вперед и не нуждались в заводе.

Розетта услышала, как в дверь постучали. Она отошла от зеркала и последовала за пажом.

Войдя в гостинные покои, она увидела короля Шарманта, который ждал ее с большим нетерпением; он устремился навстречу Розетте, предложил ей руку и в тревоге спросил:

— Я так волнуюсь, дорогая принцесса! Что сказала вам фея? Какой ответ дадите вы мне?

— Тот самый, что продиктовало мне мое сердце. Шармант, я готова посвятить вам мою жизнь, как и вы посвятите мне вашу.

— Спасибо, тысячу раз вам спасибо, дорогая моя, очаровательная Розетта. Когда же я смогу поговорить с вашим отцом?

— Как только мы вернемся во дворец после гонки на колесницах, дорогой король.

— Разрешите мне добавить при разговоре с вашим отцом просьбу, чтобы брачная церемония совершилась сегодня же? Мне очень хочется поскорее избавить вас от вашей ужасной семьи и увезти к себе в королевство!

Розетта была в нерешительности, но в ушах ее раздался голос феи:

— Соглашайтесь, крестница!

В то же самое время тот же голос прозвучал и в ушах Шарманта, но сказал он совсем другое:

— Поторопитесь с женитьбой, король Шармант, и поговорите с отцом Розетты прямо сейчас. Жизни Розетты угрожает опасность, а я в течение целой недели не смогу ей покровительствовать — сегодня после захода солнца я должна отбыть из дворца.

Шармант задрожал от страха за Розетту и сообщил ей то, что услышал. Розетта ответила, что таким предостережением не следует пренебрегать, ибо оно, конечно же, исходит от Очень Важной феи.

Розетта отправилась поздороваться с королем, королевой и сестрами. Но никто из них не пожелал с ней разговаривать и даже не взглянул на нее. Зато ее сразу окружила толпа принцев и королей, и каждый готов был тут же предложить ей руку и сердце, но только никто из них не осмеливался об этом сказать — король Шармант следовал за ней по пятам, не отпуская ни на шаг.

После завтрака все спустились вниз и стали рассаживаться по колесницам. Мужчины сопровождали гонки верхом, женщины же являлись героинями дня — они должны были править колесницами.

К Розетте подогнали выбранную королевой колесницу. Шармант успел схватить Розетту за руку в тот самый момент, когда она уже готовилась сесть на кучерское место.

— Вы не должны садиться в эту колесницу, принцесса! Посмотрите-ка на лошадей!

Розетта взглянула и увидела, что каждую из лошадей удерживают четверо конюхов, а лошади храпят и в нетерпении гарцуют на месте.

В этот момент неизвестно откуда взявшийся изящный маленький жокей, одетый в желтую сатиновую ливрею с голубой шнуровкой, выкрикнул серебристым дискантом:

— Колесница принцессы Розетты!

И все увидели, как к крыльцу подъехала маленькая; колесница, украшенная жемчугом и перламутром и запряженная двумя великолепными белыми конями, в сбруе из полос желтого бархата, разукрашенной сапфирами.

Шармант не был уверен, должен ли он позволить Розетте сесть в этот никому не знакомый экипаж — он с полным основанием опасался какой-нибудь мерзости со стороны короля и королевы. Но голос феи сказал над его ухом:

— Пусть Розетта сядет в эту колесницу. Я дарю ее вам обоим вместе с лошадьми. Следуйте, Шармант, за ней повсюду, куда бы ни направила ее принцесса. День в разгаре, я могу посвятить Розетте только несколько часов. Нужно, чтобы еще до наступления вечера она пересекла границу вашего королевства.

Шармант торопливо помог Розетте подняться в колесницу, а сам сел верхом. Колесницы начали гонку, тронулась и колесница Розетты. Шармант следовал вплотную за ней. Через минуту-другую две колесницы, каждой из которых управляла женщина, плотно закутанная в вуаль, стали обгонять колесницу Розетты. Одна из них с такой силой врезалась в колесницу Розетты, что та неминуемо разбилась бы в щепы, не будь она построена руками феи. В результате именно тяжелая колесница неизвестной развалилась на куски, женщину в вуали выбросило на камни, и она теперь лежала без движения. Пока Розетта, узнавшая в этой женщине Оранжину, пыталась остановить лошадей, вторая колесница тоже понеслась на экипаж Розетты и обрушилась на него с еще большей силой. Но ее постигла точно такая же участь — она была разбита в щепки, а женщину-возницу швырнуло на камни, которые, казалось, специально кто-то подложил для этой цели.

Вглядевшись, Розетта узнала свою вторую сестру. Она хотела спешиться и помочь, но Шармант стал ее торопить:

— Время идет, Розетта, — сказал он, — не забывайте предостережение феи.

— Да, не медлите, — раздался в воздухе голос феи, — сейчас подоспеет король с отрядом егерей, они хотят убить вас обоих. Через несколько часов зайдет солнце, у меня осталось совсем мало времени, чтобы спасти вас. Доверьтесь моим лошадям, король Шармант, спешьтесь и перейдите в колесницу.

Шармант, не колеблясь, прыгнул в колесницу и уселся рядом с Розеттой, которая от страха была ни жива, ни мертва. Лошади взяли так резво, что всего за час пробежали верст двадцать. Еще долго позади виднелся гнавшийся за ними отряд — множество людей, вооруженных саблями, пиками и алебардами. Но куда им было тягаться с волшебными лошадьми феи! Колесница летела, как молния, и стало казаться, что лошади делают уже верст по сто в час. Так они мчались часов шесть — и вдруг кони остановились как вкопанные у парадного крыльца. Это был дворец короля Шарманта, они ушли от погони!

Дворец сиял огнями иллюминации, все придворные и слуги в праздничных нарядах ожидали прибытия короля, выстроившись перед крыльцом.

Король и Розетта были в изумлении, они не понимали, почему их встречают с такой пышностью, точно все были извещены заранее. Едва Шармант подал руку Розетте и помог выйти из колесницы, они увидели перед собой Очень Важную фею, которая сказала им:

— Добро пожаловать в ваши владения. А вы, король Шармант, следуйте за мной, потому что все готово для вашей свадьбы. Отведите Розетту в предназначенные ей апартаменты, пусть она там переоденется, а я тем в ременем объясню вам все, чего вы еще не поняли в событиях сегодняшнего дня. У меня в запасе есть целый час.
Король Шармант и фея отвели Розетту в роскошные апартаменты, украшенные и меблированные с изысканным вкусом. Там Розетту уже ждали служанки.

— Я приду за вами через несколько минут, дитя мое, — сказала фея, — не удивляйтесь, что я то и дело смотрю на часы.

Она вышла из комнаты вместе с Шармантом и сказала ему:

— Ненависть короля и королевы к Розетте приняла такие размеры, что они пренебрегли страхом перед моей местью и решили отделаться от Розетты. Их первая хитрость во время состязания колесниц не удалась, потому что я своими лошадьми заменила тех, что должны были убить Розетту, и тогда они решили прибегнуть к помощи оружия. Король призвал на помощь шайку разбойников, которые поклялись слепо ему повиноваться. Они пустились в погоню по вашим следам, а поскольку король видел вашу любовь к Розетте и понимал, что вы будете защищать ее до смерти, он решил и вас принести в жертву собственной ненависти. Оранжина и Руссетта, ничего не зная о планах короля, попытались умертвить Розетту тем способом, который вы видели — то есть разбив ее маленькую и легкую колесницу своими тяжелыми и массивными колымагами. Но я покарала их по заслугам!

Оранжина и Руссетта так изранили свои лица об острые камни, что теперь они уродливы, как болотные чудовища. Я привела их в чувство, я залечила их раны, но оставила им на память безобразные шрамы на лице. Мало того, я заменила их богатые платья на бедную крестьянскую одежду и немедленно выдала их замуж за двух неотесанных конюхов, которым поручено колотить их и помыкать ими до тех пор, пока сердца их не переделаются на человеческий манер, а это, я думаю, произойдет очень нескоро.

Ну, а что касается короля и королевы, то они теперь превращены во вьючных ослов, и я подыскала для них злобных и жестоких хозяев, которые заставят их сполна заплатить за те мерзости, что они совершили в отношении Розетты. Более того, я переселила их дочерей вместе с мужьями в ваше королевство, и теперь они обречены ежедневно слушать комплименты в адрес Розетты и ее супруга!

Мне остается только дать вам один совет, дорогой мой Шармант: не говорите Розетте о наказании, которому мне пришлось подвергнуть ее родителей и сестер. Она ведь так добра душой, что счастье ее перестало бы быть полным, — а я не хочу и, слышите, я не имею права миловать закоренелых злодеев, неисправимых и жестоких.

Шармант горячо поблагодарил фею и пообещал сохранить все сказанное ею в тайне. А потом они пошли к Розетте, которая к этому времени успела переодеться в свадебный наряд, подаренный ей феей.

Вы, конечно, хотите знать, из чего шьются свадебные платья, которые дарят феи. Ну так вот, это платье было сшито из золотистой газовой ткани, во все стороны пускавшей золотые зайчики. На платье мелкими драгоценными камнями были вышиты цветочные гирлянды и фигурки птиц, и это было невероятно красиво! Камни, образовывавшие силуэты птиц, были прикреплены так искусно, что при каждом движении Розетты получался как бы легкий щебет, он был тише самой тихой музыки, но слышался вполне отчетливо! На голове Розетты красовалась целая корона из цветов, и все эти цветы тоже были сделаны из драгоценных камней, только еще более прекрасных. А шею и руки Розетты украшали голубые карбункулы, сверкавшие, словно маленькие солнца.

Шармант был совершенно ослеплен красотой Розетты, но фея привела его в чувство, сказав:

— Скорее, скорее, нам нужно поторапливаться. У меня всего полчаса, а потом я отправляюсь к Царице фей, и при этом я должна потерять всю власть на целую неделю. Мы все подчиняемся этому правилу, и из него не допускается никаких исключений.

Шармант подал руку Розетте, фея пошла впереди них. Они подошли к часовне, которая была освещена сотнями свечей, и Шармант с Розеттой получили от священника свадебное благословение. Когда они снова вошли в парадную залу, оказалось, что феи с ними нет, но зная, что через неделю они снова ее увидят, молодые не стали особенно переживать. Тем более, что королю нужно было представить новую королеву министрам и придворным. Все нашли, что она так же добра и обаятельна, как и сам король, и каждый понял, что скоро полюбит ее столь же горячо, как и короля.

Оказалось, что перед тем, как отбыть на аудиенцию к Царице фей, Очень Важная фея сумела доставить Розетте еще одно маленькое удовольствие: она перенесла в королевство Шарманта ту небольшую ферму, где Розетта воспитывалась — со всем ее населением. Ферма теперь разместилась на опушке дворцового парка, и Розетта, прогуливаясь после обеда, частенько забегала навестить свою старую кормилицу. Мало того, в новом дворце Розетты оказались и все три сундучка с теми удивительными нарядами, которые Розетта одевала на празднествах во дворце отца.

Розетта и Шармант были счастливы и нежно любили друг друга до самой глубокой старости. Розетта никогда не узнала о жестоком наказании, постигшем ее отца, мать и сестер. Когда она спросила Шарманта, как сестры чувствуют себя после падения, он ответил, что они сильно поцарапали себе физиономии, но потом выздоровели и вышли замуж. Он добавил также, что фея велела Розетте не вмешиваться в их судьбы. Розетта послушалась и никогда более о них не говорила.

Но вы-то, конечно, хотите знать, что сталось потом с Оранжиной и Руссеттой? Ну так вот — чем больше передряг выпадало на их долю, тем черствее и озлобленнее становились их сердца. Поэтому они так и остались уродинами, и весь свой век провели на скотном дворе.

А король и королева, превращенные во вьючных животных, могли теперь позволить себе только одно утешение — они постоянно кусали друг друга и лягали копытами. Им, между прочим, пришлось отвозить седоков на празднества, которые были устроены по случаю свадьбы Розетты и Шарманта, и они чуть не издохли от ярости, слыша, какими похвалами награждают новобрачных, и глядя, как Розетта, ни о чем не подозревая, ходит мимо них — красивая, сияющая и любимая Шармантом.

Они могли вернуться к прежнему облику лишь в том случае, если переродятся сердцем, вы ведь помните? Ну так вот, говорят, что несколько веков спустя кто-то случайно видел и даже узнал их — увы, они все еще были вьючными животными...


Вот и сказке История принцессы Розетты конец, читай снова наш Ларец . Оценка: 70 8
Возможно вас заинтерисуют: сказки про Принцесс

Отзывы

Читать также Албанские сказки: Бей, валек!
Волк и осел
Гибель шайтана
Глупая жена
Гржета
Читать также Английские сказки: Алиса в стране чудес
Ассипатл и владыка Морской Змей
Белая дама
Биннори
Братья Маугли
понравилась сказка?
8 70 Вверх